Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…»

^ Историю ночи и звезд
«Много ночей вспять все было ночкой. Длинноватой крышей тени было небо и грустной была песня парней и дам. Услышав эту грустную песню парней и дам, боги ощутили к Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» ним жалость и решили собраться, чтоб условиться что делать. Так как боги всегда уславливались меж собой, чтоб что-то делать, и этому научились наши старейшие и от их мы тоже этому научились. Договариваться мы Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» научились, чтоб что-то делать. Боги условились убрать крышу ночи, чтоб весь свет, что вверху, погрузился на парней и дам, чтоб не была грустной песня парней и дам. И убрали они всю крышу Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» ночи, и пришел весь свет, и его было много, так как ночь была длинноватой и покрывала все от реки до гор — много было света, который сдерживала длинноватая крыша ночи. Мужчины и Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» дамы ослепли, так как очень много было этого света, и не было отдыха очам, и тело работало повсевременно, так как нескончаем был денек. И стали сетовать мужчины и дамы на этот свет, причинявший Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» им столько вреда, ведь были это мужчины и дамы — летучие мыши. И боги сообразили свою ошибку, так как были они богами, а не болванами и умели созидать свои ошибки. Опять собрались Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» боги и решили вновь установить длинноватую крышу ночи — на время пока будут продолжать мыслить и находить наилучшее решение. Много времени прошло до того времени, когда вновь смогли условиться. Длинноватой была эта Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» ночь, потому мужчины и дамы — летучие мыши научились жить и ходить в ночи без света, так как очень длительно боги решали что делать с длинноватой крышей ночи. Позже, когда боги в конце концов смогли Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» условиться, они спустились к мужикам и дамам и вызвали добровольцев, чтоб посодействовать им решить задачку. И произнесли боги, что добровольцы станут частичками света, которыми будет усыпана крыша ночи, чтоб Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» ночь не была таковой длинноватой. «Они станут звездами», — произнесли боги. И все мужчины и дамы произнесли, что они добровольцы, так как все желали быть звездами, и не желали быть мужиками и дамами — летучими мышами. И Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» они все стали звездами и изрешетили всю крышу длинноватой ночи, и не уцелело ни мельчайшего куска крыши и снова все залил сплошной свет. Стало даже ужаснее, чем ранее, так как была разрушена Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» вся крыша ночи и нельзя было загородиться от света, который слепил со всех боков. Боги не увидели этого, так как они уже спали, очень удовлетворенные тем что решили задачку. Не Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» осталось у их никакой печали, и они заснули.

Тогда и мужчины и дамы — летучие мыши должны были сами решить зту задачку, которую они сами же и сделали. Тогда и они поступили как боги: собрались Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» все вкупе, чтоб условиться, и узрели, что нельзя всем быть звездами: чтоб одни светили, другие должны погаснуть. Тогда и начался еще больший спор, так как никто не желал угасать и все Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» желали светить и быть звездами. Но тогда истинные мужчины и дамы, те, чьи сердца — цвета земли, так как маис рождается от земли, произнесли, что они погаснут, и погасли. И так Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» ночь стала неплохой, так как была в ней мгла и был свет, так как оставшиеся звезды смогли светить благодаря тем, что погасли, так как по другому мы бы до сего времени были слепыми. И боги Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» пробудились и узрели что была ночь, и были звезды, и был прекрасен мир, который они выдумали, и ушли они, поверив в то, что они, боги, решили эту задачку. Но было Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» это не так; теми, кто сумел отыскать не плохое решение и выполнить его, были мужчины и дамы. Но боги об этом не узнали, так как они заснули, а позже ушли, думая что Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» все они это сделали. Бедолаги, они никогда не узнали того, как по сути родились звезды и ночь, ставшие крышей реальных парней и дам. Такая вот история — некие должны погаснуть, чтоб другие светили, но те Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», кто светит, светят благодаря тем, кто погас. Если б это было не так, никто бы не мог светить.»

Эриберто гласит, что окончил поправлять маску на сапатистском утенке. Лист бумаги в руке Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» Эриберто стал большой темной кляксой. Эва куксится, так как не осталось ни утенка, ни маски, ничего. Но Эриберто уже обосновывает ей, что его набросок лучше, чем набросок Супа. «Но на нем ничего не Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» видно», — гласит Эва. «Дело в том, что это сапатистский утенок ночкой, потому его не видно», — гласит Эриберто и уводит Эву демонстрировать, что его утенок может плавать в луже Агуаскальентес, в отличие Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» от утенка Супа, который надел ему на голову железку и потому наверное тот бы бы утоп. Бедный утенок Супа. Эва уходит с Эриберто испытывать плавательные свойства нового утенка. Я остаюсь чихать Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», что мне еще остается...

Хорошо. Привет и пусть в вашей ночи будет все что положено.

Из гор юго-востока Мексики

Субкоманданте Маркос

^ P.S. Современный. До того, как я успеваю это распечатать, приходит Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» Тачо, чтоб предложить: «Скажите этим, из Конвенции, что если они желают, мы можем предложить им курс политической формации, другими словами курс о том, как создается новенькая современная организация ». Позже он замолкает, задумавшись Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», и спрашивает меня «Думаете, эти величавые мыслители допустят, чтоб мы преподавали им курсы?». Я отвечаю чиханием. «Допишите все-же в приложении, что мы приглашаем их на курс». Тачо уходит встречаться с представителем Красноватого Креста Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…». Я прячусь, так как сюда идет Эриберто, чтоб я нарисовал ему павлина в маске. Чихание выдает меня...

^ P.S., где извлекаются уроки из прошедших ошибок. Сапатистский павлин выходит у меня оооочень Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» прекрасно. Я надеваю на него ..... шлем, спасательный жилет и пару водолазных кислородных баллонов — на случай, если Эриберто отыщет повод чтоб его утопить. Молвят, Агуаскальентес вновь отплывает 12, 13, 14 и 15 октября25. Нашей задачей Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» является вторжение в Испанию. Неувязка в том что в Эсаэно26 длится борьба меж разными тенденциями — одни желают посадиться в порту Палос, а другие — на Канарах. Я говорю им, что Гаити намного поближе — и на Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» данный момент в моде «мирные» вторжения. Вроде бы там ни было, отплываем в назначенное время. Вы приглашены. Принесите платки, так как... аапчхи! Спасибо (вздох).

^ P.S., подтверждающий поражение. Эриберто глядит на павлина Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», которого я ему нарисовал и гласит: «Разве этот павлин на что-то годится? Разве вы не видите, что воды осталось не много. Из-за всех этих штук, которые вы повесили Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» на бедного павлина, он увязнет в грязищи, и умрет, так как не сумеет есть, и Эва начнет рыдать, тогда и...». Позже Эриберто шепчет мне на ухо, чтоб я не волновался, что Эвы на данный момент Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» тут нет и он, Эриберто, исправит моего павлина, чтоб Эва не хныкала. Я чихаю. Эриберто удовлетворен моим ответом и уходит исправлять павлина. Возникает Тачо и докладывает, что лазарет солидарности будет называться «Крестьянский Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» Лазарет имени генерала Эмилиано Сапаты — Че Гевары». Такое огромное имя, как тяжесть которую носим за спиной...
^ ПИСЬМО ТЕМ, ЧЬИ ПОСЛАНИЯ ОСТАЛИСЬ БЕЗ ОТВЕТА
декабрь 1994 г.

Подходящим адресатам:

С того времени Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» как я родился

Всего я избегаю.

Меня во мне закрыли

Но я бежал оттуда.

По горам и по равнинам

Душа моя меня отыскивает.

И дай ей бог, чтоб больше

Она меня не отыскала.

^ ФЕРНАНДО ПЕССОА

В то Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» время, как я это пишу, с одной стороны товарищи докладывают о подготовке пришествия наших подразделений, а с другой — догорает последняя стопка писем, оставшихся без ответа. Потому я пишу вам. Я всегда ставил впереди Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» себя задачку ответить на все и каждое из пришедших нам писем. Я считал и продолжаю считать, что меньшее из того, что мы можем сделать, это ответить взаимностью стольким людям, побеспокоившимся написать нам пару Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» строк и рискнувшим поставить свое имя и адресок в ожидании ответа. Возобновление войны безизбежно. Я должен совсем отрешиться от мысли хранить эти письма, я должен их убить, так как если Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» они попадут в руки правительству, они могут сделать препядствия многим неплохим людям и очень немногим нехорошим. И вот уже языки пламени набрали высоту и переливаются, время от времени вспыхивая голубым цветом, который Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» не перестает поражать в эту ночь сверчков и дальних молний, что приближаются к прохладному декабрю пророчеств и неоплаченных счетов. Да, писем было много. Я успел ответить на некие, но чуть уменьшалась Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» одна стопка, немедля приходила последующая пачка. «Сизиф» — произнес я для себя. «Или орел, пожирающий внутренности Прометея», — добавляет мое 2-ое «я», всегда такое вовремя встревающее со своим ядовитым скепсисом. Желаю быть добросовестным с вами и Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» признаться, что в ближайшее время пачка приходящих писем становится все тоньше и тоньше. Поначалу я поразмыслил, что это итог козней правительства, но равномерно мне стало ясно, что люди, пусь даже отличные Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», устают... и перестают писать... и время от времени перестают биться...

Да, я знаю, что написать письмо — это не совершенно то же самое, что взять штурмом Зимний дворец, но письма эти позволяли нам Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» бывать так далековато... Один денек мы проводили в Тихуане, другой — в Мериде, время от времени — в Мичоакане, либо в Герреро, либо в Веракрусе, либо в Гуанахуато, либо в Чиуауа, либо в Найарите, либо в Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» Керетаро, либо в столице... В других случаях мы попадали еще далее — в Чили, в Парагвай, в Испанию, в Италию, в Японию. И хотя эти путешествия вызвали у нас не одну ухмылку Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», согрели нас в прохладные бессонные ночи и освежили нас в изнуряющие горячие деньки, сейчас они окончены.

И, как я уже произнес вам, я поставил впереди себя задачку ответить на все письма. Мы Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», странствующие рыцари, умеем делать обещания (не считая, очевидно, любовных), так что, взывая к добродетели, призванной облегчить мое тяжкое бремя вины, нижайше прошу у всех вас дозволения ответить вам одним разящим посланием Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», в каком вы сможете вообразить себя личными адресатами настолько нерегулярной корреспонденции.

И, так как расклад — в мою пользу, так как протестовать либо выразить свое несогласие вы не сможете (сможете, естественно, но я об этом Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» не узнаю, потому что письма и прочее будут уже никчемны), я перехожу к последующей части и даю зеленоватый свет неумолимой диктатуре, владеющей моей качественной правой рукою, когда дело доходит Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» до писания писем. И разве можно не начать это письмо со стихов Пессоа, в каких — и проклятие и предсказание. Говорят они приблизительно следущее...

Взгляда не встречает взгляд,

Но на сердечко полегчало;

Появляется разговор,

Хоть Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» ничто не прозвучало.

Где конец и где начало?27

Такого-то такого-то числа такого-то месяца непередаваемого 1994 г.

Подходящим адресатам:

Желаю гласить с вами о том, что началось в январе и длится Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» до сего времени. Большая часть из вас написали нам, чтоб поблагодарить. Представьте для себя наше удивление, когда мы читали ваше послание, в каком вы благодарили нас за то, что мы Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» существуем. Самое нежное, к примеру, что я получаю от наших войск когда попадаю на одну из позиций — это жест принужденного смирения. Я удивляюсь собственному удивлению, и когда удивляешься, от удивления могут произойти самые неожиданные действия Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…». Бывает, к примеру, что я очень очень закусываю трубку и отламывается мундштук. Бывает, что я не могу отыскать шпатлевку, чтоб починить его. Бывает, что в поисках какой-либо другой трубки я натыкаюсь Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» на конфету и совершаю тяжелейшую ошибку, выдавая находку соответствующим звуком, издающимся только конфетами в целлофановой упаковке, который эта чума, называемая детками, может услышать за 10-ки метров, а то и за километры Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», если ветер в их сторону. И бывает, к примеру, что я увеличиваю громкость магнитофончика, чтоб заглушить шелест целлофана песней со словами...

Имеющий сегодня песню

завтра бурю получит,

и тот кто в на данный Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» момент компании

будет еще одинок,

идущий прямой дорогой

споткнется о жуткие стулья.

Но песня всегда стоит бури,

компания — одиночеств.

И самое драгоценное -

это агония спешки,

сколько бы стульев ни было

в Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» нашей единственной правде.

В домике (так как все это постоянно происходит в домике, где крыша — это кусочек картона, связка хвороста либо клеенка) появляется Эриберто, лицо его выражает «наконец-то ты мне Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» попался!». Я делаю вид, что его не вижу, и насвистываю песенку из кинофильма, наименования которого я не помню, но главному герою она помогала достигнуть потрясающих результатов, так как под ее насвистывание одна женщина Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», из числа тех, что в самый раз для того, чтоб, как молвят в этих случаях, «это самое», с ухмылкой приближалась к нему, — и я вдруг замечаю, что это приближается не женщина Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», а Эриберто. Вкупе с ним идет Тоньита, со собственной куклой-олоте28 в руках. Тоньита — отказывающая в поцелуе, «потому что очень колется», с источенными кариесом зубками, которой исполняется 5 лет и наступает 6 — любимица Супа. Эриберто — самый скорый Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» плач Лакандонской сельвы, рисовальщик утят антисупмарин, кошмар вьючных муравьев и рожденственского шоколада, любимчик Аны Марии, наказание, которое послал Супу некий злопамятный бог за то, что он нарушитель насилия и специалист Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» закона. Что? Не так? Отлично, не волнуйтесь...

Внимание! Не отвлекайтесь и внемлите! Эриберто приходит и гласит, что Эва хнычет, так как желает глядеть про поющую лошадку, а майор ей не дает, так как он Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» глядит «Декамерон» Пазолини. Естественно, Эриберто не гласит «Декамерон», но я это заключаю из его жалоб, что «майор глядит только этих нагих старух». Для Эриберто все дамы, носящие юбку до Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» колен и выше — «голые», и все дамы старше 4 лет, исполнившихся не так давно Эве, — «старухи». Я знаю что все это — часть кропотливо приготовленной Эриберто грязной стратегии, цель которой — овладеть конфетой, чья целлофановая обертка Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» прозвучала как сирена «Титаника» в тумане, и Эриберто со своими утятами уже торопится на помощь, так как нет в этом мире ничего более грустного, чем конфета без малыша, вызволяющего ее из целлофанового Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» плена.

Тем временем, Тоньита обнаруживает игрушечного зайчика, «которого нереально испачкать», другими словами он темного цвета, и решает обмакнуть его в лужу, что, по ее представлениям, обладает всеми необходимыми чертами для проведения испытаний свойства.

Перед Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» этой атакой, целью которой является «генеральное командование САНО», я делаю вид что ооочень сосредоточен на письме. Эриберто замечает это и отрисовывают утенка, которого неуважительно именует «Суп». Я притворяюсь обиженным, так Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» как Эриберто настаивает, что мой нос похож на утиный клюв. Тоньита кладет на камень вымазанного в грязищи зайчика рядом с олоте и оценивает их критичным взором. Мне кажется, итог ее не Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» удовлетворяет, так как с этим же упрямством, с которым отказывает мне в поцелуях, она негативно качает головой. Эриберто, кажется, признает свое поражение перед лицом моего безразличия, и уходит, и я остаюсь доволен Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» собственной сокрушительной победой, когда вдруг замечаю, что конфеты на месте нет и вспоминаю, что когда я рассматривал его набросок, Эриберто сделал какое-то странноватое движение. Он увел ее у меня из-под носа Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…»! И поверьте, при таком носе, это в особенности грустно. Мне становится еще грустнее от того, что я замечаю, что Салинас29 уже собрал чемоданы чтоб перейти в ВТО30, и мне кажется, что Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» он был несправедлив с нами, навесив на нас ярлычек «нарушителей». Если б он был знаком с Эриберто, он бы сообразил, что в сопоставлении с ним мы даже законопослушнее управления ИРП31. Хорошо, вернемся к тому, что Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» я был удивлен своим удивлением, читая ваши послания с этим «спасибо», которое время от времени было адресовано Ане Марии, время от времени — Рамоне, Тачо, Мою, Марио, Лауре либо хоть какому и хоть Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» какой из парней и дам, скрывающим свои лица, чтоб быть увиденными другими и открывающими их, чтоб ото всех укрыться.

Я готовлю лучший из собственных реверансов, чтоб поблагодарить за столько благодарностей, когда Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» в дверцах возникает Ана Мария, держа за руку хнычущего Эриберто и спрашивает, почему я не желаю дать Эриберто конфету. «Я не желаю дать ему конфету?», — говорю я и с удивлением смотрю на лицо Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» Эриберто, на котором следы конфеты искусно замаскированы слезами и соплями, которые и завлекли симпатии Аны Марии на его сторону. «Да, — неумолимо продолжает Ана Мария, — Эриберто произнес, что он дал для Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» тебя набросок в обмен на конфету, а ты не сдержал слова». Я чувствую себя жертвой настолько несправедливого обвинения, что лицо мое становится схожим на лицо экс-президента ИРП, готовящегося завладеть могущественным Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» муниципальным секретариатом и поднимающегося на трибуну, чтоб произнести наилучшую из собственных речей. Здесь Ана Мария просто берет непонятно откуда взявшийся кулек с конфетами и дает его — весь! — Эриберто. «Бери, — гласит она, — сапатисты всегда держат Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» слово». И они вдвоем уходят. Я ооочень расстраиваюсь, так как конфеты эти были приготовлены Эве на денек рождения, которой не знаю уже сколько исполняется: когда я спросил у ее матери, сколько ей лет Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», она мне произнесла что 6. «Но вы же совершенно не так давно мне произнесли, что ей только-только исполнилось четыре», — упрекнул я. «Да, ей исполнилось четыре, идет 5-ый, другими словами сейчас ей будет Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» шесть», — тоном не допускaющим никаких возражений, отвечает мне сеньора и оставляет меня, вынуждая вновь пересчитывать все это на пальцах и колебаться во всей нашей системе образования, ясно учившей тому, что 1 + 1 = 2, 6 x 8 = 48 и Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» иным настолько же суровым вещам, которые, как это становится разумеется, оказываются совсем другими в горах юго-востока Мексики; тут действует другая математическая логика. «Мы, сапатисты, совсем другие», — заявил в один Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» прекрасный момент Монарх, когда говорил мне, что когда он остается без тормозной воды, он просто мочится в резервуар. В другой раз, к примеру, мы праздновали денек рождения. Собралась «молодежная группа» и организовала Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» «сапатистскую олимпиаду»: «ведущая мероприятия» ясно произнесла, что потом пройдут соревнования по прыжкам в длину, что означает «кто выше прыгнет», а позже — в высоту, в смысле «кто прыгнет дальше». Я снова занялся Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» счетом на пальцах, но пришел лейтенант Рикардо и сказал мне, что на завтрашнее утро для именинника поготовлены утренние куплеты. «Где будет исполнена серенада?» — спросил я, радуясь, что все возвратилось в норму, так как петь утренние Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» куплеты утром мне показалось совсем логичным. «На кладбище», — ответил Рикардо. «На кладбище?» — повторил я и возвратился к счету на пальцах. «Да, так как это денек рождения товарища, погибшего в январских Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» боях», — произнес Рикардо и ушел, потому что уже объявили начало конкурса по бегу «ползком».

«Да, — произнес я для себя, — денек рождения для мертвого. Совсем разумно... в горах юго-востока Мексики». Вздыхаю Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…».

Я вздыхаю от ностальгии, вспоминая добрые старенькые времена, когда нехорошие были нехорошими, а отличные — неплохими, когда ньютоново яблоко продолжало свое неудержимое падение с дерева в руку малыша, когда у мира был запах школьного зала Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» первого денька занятий — запах ужаса, запах потаенны, запах нового. Я глубоко погружен в мемуары, когда возникает Бето и бесцеремонно спрашивает, остались ли у меня пузыри. Не дожидаясь ответа, он начинает Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» рыться посреди карт, оперативных планов, военных приказов, табачного пепла, сухих слез, бардовых растений, нарисованных фломастером, патронташей и зловонной маски. В конце концов кое-где Бето находит пакетик с пузырями и фотографию некий Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» красотки из журнальчика, которая смотрится довольно потертой (фото, а не красотка). Несколько секунд Бето проводит в колебании, выбирая меж пакетиком с пузырями и фото, и решает то, что в этих случаях решают все Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» детки — конфискует и то, и другое. Я всегда гласил, что это не командование, а детский сад. Вчера я попросил Моя, чтоб он установил вокруг несколько противопехотных мин. «Ты думаешь, сюда придут бойцы Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…»?», — озабоченно спросил он. Я, не способен совладать с дрожью во всем теле, ответил: «Солдаты — не знаю, а вот малыши...». Мой с осознанием кивает, присаживается и начинает разъяснять мне достаточно сложную систему Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» ловушки («для дураков», как он гласит), состоящей из замаскированной ямы и заточенных колов с ядом на деньке. Эта мысль мне нравится, но кем-кем, а дурачинами этих деток не назовешь, так что я в ответ Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» предлагаю ему протянуть вокруг проволоку под высочайшим напряжением и установить на входе станковые трехствольные пулеметы. Мой вновь колеблется, гласит, что ему пришла в голову еще одна хорошая идея и уходит Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», оставляя меня в колебании...

На чем мы тормознули? Ах, да! На конфетах, которые были для Эвы, но их забрал Эриберто. Я делаю по радио срочное сообщение с просьбой выискать во всех Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» наших лагерях и передать мне какой-либо кулек с конфетами, чтоб компенсировать подарок для Эвы, когда вышеупомянутая особа своей личностью стает передо мной с кастрюлькой тамалес32, «которые передала моя мать, так как сейчас у Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» меня денек рождения», и глядит на меня очами, которые лет через 10 приведут не к одной войне.

Я благдарю ее как могу и говорю ей — а что мне еще остается? — что у меня Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» для нее подарок. «А де он?», — говорит-просит-требует Эва, и я покрываюсь позже, так как нет ничего страшнее, чем этот темный укоряющий взор, и перед моим оцепеневшим молчанием взор Эвы равномерно Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» преобразуется, как в кинофильме «Святой против оборотня»... и в этот момент, чтоб добить меня совсем, возникает Эриберто: он пришел узнать «перестал ли уже Суп на него сердиться». Я начинаю смеяться Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», чтоб выиграть время и просчитать, достанет ли отсюда мой пинок до Эриберто... Здесь Эва замечает, что у Эриберто в руках приметно похудевший кулек с конфетами и спрашивает, кто ему отдал конфеты, и Эриберто, липким Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» от шоколада голосом гласит ей: «Чуп». Я не понимаю, что Эриберто желал сказать «Суп», пока Эва не поворачивается ко мне и не припоминает: «А мой подарок?». Когда Эриберто слышит «подарок», он прячет Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» глаза, выбрасывает уже пустой кулек от конфет, подходит к Эве и гласит мне с нескончаемым цинизмом: «Да, наш подарок?». «Наш?», — повторяю я, вновь пытаясь просчитать линию движения пинка, но в этот момент вижу Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…», как вблизи рыщет Ана Мария, и с сожалением отказываюсь от этой идеи. Тогда я говорю: «Я его спрятал». «Де?», — спрашивает Эва, стремящаяся избежать всяких загадок. Эриберто, в отличие от нее, принял Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» мои последние слова как вызов и уже открывает мой ранец и откладывает в сторону одеяло, альтметр, компас, табак, коробку с патронами, носок, и в этот момент я его останавливаю убедительным криком: «Не там Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…»!». Тогда Эриберто пикирует на ранец Моя и уже начинает открывать его, но я добавляю: «Чтобы знать, где спрятан подарок, вы должны разгадать сказку». Отчаявшийся от того, что ремни ранца Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» майора оказались затянуты очень прочно, Эриберто подходит и садится около меня. Эва тоже. К нам подсаживаются Бето и Тоньита. И вот я уже разжигаю трубку, чтоб дать для себя время поразмыслить о масштабах трудности, которую Историю ночи и звезд - «А что, если Маркос это не Маркос…» я для себя устроил с этой загадкой, когда ко мне приходит старик Антонио, и указав жестом на малеханького серебряного Сапату, прикрепленного к сандалии, повторяет, сейчас моими устами


istoriya-vseobshej-literaturi-referat.html
istoriya-vtoraya-serdce-chastnogo-lesa.html
istoriya-vzaimootnoshenij-nauki-i-religii-darovav-cheloveku-poznavaemij-mir-i-vooruzhiv-ego-poznayushim-umom-gospod.html