История туалета из журнала Консьержъ

Средневековая Европа. Штришки к портрету

Куски из книжки «Христианство и спорынья»

Часть 1

«Историю сих пор следует знать только для того, чтоб её презирать».

Вольтер

Для того, чтоб осознать, что принесла миру «великая христианская культура», нужно вглядеться в живую историю и узреть, как соответствуют действительности фантомные эталоны «великого» прошедшего. К досаде и возмущению История туалета из журнала Консьержъ романтиков и иных гуманитариев для этого придётся малость поколебать идеализированный образ Средневековья и спустить мечтателей на землю, к нежеланной картине того, как оно было по сути. При всем этом Средневековье я понимаю, как «длинное средневековье» по Ле Гоффу, так как считать, что с приходом Возрождения «тёмные века» и «средние История туалета из журнала Консьержъ века» закончились, мне кажется выдуманным. Реформация — только продолжение средневековья, и массово сжигаемые в эру Возрождения «ведьмы» не дают повода в этом усомниться. (Те же, кто привык рассматривать средневековье в традиционных рамках, до XVI в, могут поменять в уме заглавие на средневеково-ренессансная Европа, Европа эры Средневековья, Возрождения и Просвещения История туалета из журнала Консьержъ, либо как угодно). Я не исключаю способности наличия неких минорных некорректностей в нижеследующем тексте, но стопроцентная историческая точность описания, скажем вопросов «сортирологии», не была моей задачей. Я только намеревался показать общую картину жизни средневековья, а картина эта была не таковой, какой многие привыкли её представлять.

Городка

«Первое что поразило Сеамни на площади История туалета из журнала Консьержъ и что резко противоречило с её представлениями о романтичном и загадочном средневековье — это запахи. Снующая мимо масса практически смердела: позже, грязюкой, гнилостью, пылью и другими не наилучшими запахами. Было горячо, пыльно и душно».

Seamny


Различные эры ассоциируются с различными запахами. Средневековье полностью заслуженно пахнет нечистотами и смрадом гниющих История туалета из журнала Консьержъ тел. Городка никак не походили на чистенькие павильоны Голливуда, в каких снимаются костюмированные постановки романов Дюма.

Патрик Зюскинд, узнаваемый педантичным проигрыванием деталей быта описываемой им эры, ужасается зловонию европейских городов позднего средневековья:

«Улицы провоняли дерьмом, задние дворы разили мочой, лестничные клеточки разили гниющим деревом и крысиным помётом, кухни — порченым углём История туалета из журнала Консьержъ и бараньим жиром; непроветриваемые комнаты разили затхлой пылью, спальни — жирными простынями, сырыми пружинными матрасами и едким сладковатым запахом ночных горшков. Из каминов разило сероватой, из кожевенных мастерских разило едкой щёлочью, из боен разила свернувшаяся кровь.

Люди разили позже и нестиранной одежкой, изо рта разило гнилостными зубами, из их История туалета из журнала Консьержъ животов — луковым супом, а от тел, если они уже не были довольно молоды, старенькым сыром, и кислым молоком, и онкологическими заболеваниями. Разили реки, разили площади, разили церкви, разило под мостами и во дворцах. Крестьянин разил, как и священник, ученик ремесленника — как супруга мастера, разило всё дворянство, и даже повелитель разил, как История туалета из журнала Консьержъ дикое животное, а царица, как древняя коза, и летом, и зимой».

В то время, пишет Зюскинд, «не было не одного вида людской деятельности, ни созидательной, ни разрушительной, ни одного выражения зарождающейся либо загнивающей жизни, которую бы повсевременно не аккомпанировала вонь».

Попробуем разобраться, не возвёл ли писатель История туалета из журнала Консьержъ напраслину на Красивое Средневековье™ и не сгустил ли краски для эпатажа доверчивого и наивного читателя. Судите сами.

* * *

Царица Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь умывалась всего дважды — при рождении и в денек женитьбы. Дочь 1-го из французских правителей погибла от вшивости. Папа Климент V гибнет от История туалета из журнала Консьержъ дизентерии, а Папа Климент VII мучительно погибает от чесотки (как и повелитель Филипп II).

Барон Норфолк отрешался умываться типо из религиозных убеждений. Его тело покрылось нарывами. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьётся мертвецки опьяненным, и еле-еле отмыли.

Издавна гуляет по анекдотам записка, посланная имевшим репутацию прожжённого ловеласа История туалета из журнала Консьержъ королём Генрихом Наваррским собственной любимой, Габриэль де Эстре: «Не мойся, милая, я буду у тебя через три недели». Сам повелитель, кстати, за всю свою жизнь умывался всего трижды. Из их дважды по принуждению.

Российские послы при дворе Людовика XIV писали, что их величество «смердит аки одичавший зверь». Самих же История туалета из журнала Консьержъ российских по всей Европе считали извращенцами за то, что те прогуливались в баню раз за месяц — некрасиво нередко (распространённую теорию о том, что российское слово «смердеть» и происходит от французского «мерд» — «говно», пока, вобщем, признаем лишне спекулятивной).

В руководстве учтивости, изданном в конце 18-го (!) века (Manuel de civilite История туалета из журнала Консьержъ, 1782) формально воспрещается воспользоваться водой для умывания, «ибо это делает лицо зимою более чувствительным к холоду, а летом к жаре».

Европейские городка тонули в нечистотах

«Жители домов выплёскивали все содержимое вёдер и лоханок прямо на улицу, на горе задремавшему прохожему. Застоявшиеся помои создавали вонючие лужи, а неугомонные городские свиньи, которых История туалета из журнала Консьержъ было величавое огромное количество, дополняли картину»[1].

«Свиньи гуляли по улицам; даже когда это воспрещалось, всё же в определённые часы денька они могли свободно ходить по городку; перед домами были выстроены хлева для их, которые загораживали улицу; дохлые собаки, кошки лежали всюду; нечистоты выбрасывались в реки либо же на улицу и лежали История туалета из журнала Консьержъ перед домами и на площадях. Повелитель Филипп-Август, привыкший к запаху собственной столицы, в 1185 г свалился в обморок, когда он стоял у окна дворца и проезжавшие мимо него тележки взрыхляли уличные нечистоты»[2].

«Ночные горшки продолжали выливать в окна, как это было всегда — улицы представляли собой клоаки История туалета из журнала Консьержъ. Ванная комната была редкой роскошью. Блохи, вши и клопы кишели как в Лондоне, так и в Париже, как в жильях богатых, так и в домах бедняков»[3].

Увернуться от льющегося из окон дерьма было ох как не просто

«Наиболее типична улица шириной в 7-8 метров (такая, к примеру, ширина принципиальной магистрали, которая История туалета из журнала Консьержъ вела к собору Парижской Богоматери). Мелкие улицы и переулки были существенно уже — менее 2-ух метров, а в почти всех древних городках встречались улочки шириной и в метр. Одна из улиц древнего Брюсселя носила заглавие «Улица 1-го человека», свидетельствующее о том, что два человека не могли там разойтись. Уличное движение составляли История туалета из журнала Консьержъ три элемента: пешеходы, животные, повозки. По улицам средневековых городов нередко гнали стада»[4].

Антисанитария, заболевания и голод — вот лицо средневековой Европы. Даже знать в Европе не всегда могла есть досыта, из 10 малышей выживало отлично если двое-трое, а при первых родах дохнула третья часть дам...

Освещение — в наилучшем случае восковые История туалета из журнала Консьержъ свечки, а обычно — масляные осветительные приборы либо лучина. Голодные, обезображенные оспой, проказой и, позднее, сифилисом лица выглядывали из окон, затянутых бычьими пузырями...

Историк XIX века Дж. В. Дрэпер представил в собственной книжке «История борьбы меж религией и наукой» достаточно колоритную картину критерий, в каких жило население Европы в История туалета из журнала Консьержъ средние века. Вот главные черты этой картины:

«Поверхность материка покрыта была тогда большей частью непролазными лесами; там и сям стояли монастыри и городка. В низменностях и по течению рек были болота, простиравшиеся время от времени на сотки миль и испускавшие свои ядовитые миазмы, которые распространяли лихорадки. В Париже История туалета из журнала Консьержъ и в Лондоне дома были древесные, вымазанные глиной, скрытые травой либо тростником. В их не было окон и, до изобретения лесопилен, в немногих домах существовали древесные полы...

Печных труб не было. В таких жильях чуть ли была какая защита от непогодицы. О водосточных канавах не хлопотали: гниющие остатки и мусор просто История туалета из журнала Консьержъ выкидывались за дверь. Опрятность была совсем неведома: высочайшие сановники, как к примеру, архиепископ Кентерберрийский, кишели насекомыми. Еда состояла из грубых растительных товаров, таких, как горох либо даже древесная кора. В неких местах поселяне не знали хлеба»[5] (этим ещё подфартило! — Absentis).

«Удивительно ли после этого», — отмечает дальше историк, — что во время История туалета из журнала Консьержъ голода 1030 года жарилось и продавалось человеческое мясо либо, что в голодный 1258 год в Лондоне умерло с голоду 15 тыщ человек? Умопомрачительно ли, что во время вспышек чумы количество смертей было настолько ужасающим, что живы не успевали хоронить мёртвых».

Вышедшая не так издавна книжка итальянского историка, доктора Анконского института, Эрколе Сори История туалета из журнала Консьержъ «Эпоха галантных дам» ведает о санитарном состоянии средневековых городов и гигиене их жителей.

Эрколе Сори не 1-ый раз обращается к этой дилемме, считая, что «мусор и отбросы позволяют исторической реконструкции изучить самые тёмные углы методов производства и социальной организации». Выводы учёного неутешительны.

Моющих средств, как и самого понятия История туалета из журнала Консьержъ личной гигиены, в Европе до середины ХIХ века вообщем не было. Ах так, к примеру, обрисовывает своё путешествие в Париж один итальянский дворянин ХVI века:

«Представьте, что по улице несётся поток мутной воды, в который из каждого двора вливаются грязные ручьи. Зловонные испарения заполняют всё место. Чтоб История туалета из журнала Консьержъ не проблеваться, мне приходилось повсевременно держать под носом надушенный платок либо букетик цветов».

Но атмосферу отравляли не только лишь какашки. Мясники забивали скот прямо на улицах и там же потрошили туши, разбрасывая кишки и сливая кровь на тротуары. Вонь распространялась на всю округу.

В позднем средневековье люди научились перерабатывать мусор и История туалета из журнала Консьержъ какашки. Мочу, к примеру, собирали для обработки кожи и отбеливания ткани, а из костей животных делали муку.

В старину живописцы ставили около ферм бочки для мочи, на которой они замешивали краски (в Старом Риме использовали даже мочу из публичных уборных — её продавали красильщикам шерсти и дубильщикам кожи). То История туалета из журнала Консьержъ, что не подлежало переработке, оставалось валяться на улице.

Улицы мыл и чистил единственный существовавший в те времена дворник — дождик, который, невзирая на свою санитарную функцию, числился наказанием господним.

Дождики вымывали из скрытых мест всю грязь, и по улицам неслись бурные потоки нечистот, которые время от времени создавали истинные История туалета из журнала Консьержъ реки. Так, к примеру, во Франции появилась речушка Мердерон («мерд» в переводе — дерьмо).

Если в сельской местности рыли выгребные ямы, то в городках люди испражнялись в узких переулках и во дворах. «Города тонули в грязищи в буквальном смысле слова, — пишет Сори. — Вокруг царила сплошная антисанитария. Только после «гидравлической революции» появились акведуки История туалета из журнала Консьержъ и канализации, которые приносили воду в дома и удаляли нечистоты».

Да и сами люди были не намного чище городских улиц. «Водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры. Потому они могут вызвать заболевания и даже смерть», — утверждал мед трактат ХV века.

В Средние века числилось, что История туалета из журнала Консьержъ в очищенные поры может просочиться заражённый заразой воздух. Вот почему высоким декретом были упразднены публичные бани. И если в ХV-ХVI веках богатые горожане умывались хотя бы раз в полгода, в ХVII-ХVIII веках они вообщем не стали принимать ванну.

Правда, время от времени приходилось ею воспользоваться — но исключительно История туалета из журнала Консьержъ в целительных целях. К процедуре кропотливо готовились и намедни ставили клизму. Французский повелитель Людовик ХIV умывался всего дважды в жизни — и то по совету докторов. Мытьё привело монарха в таковой кошмар, что он зарёкся когда-либо принимать водные процедуры.

Все гигиенические мероприятия сводились только к лёгкому ополаскиванию рук История туалета из журнала Консьержъ и рта, но только не всего лица. «Мыть лицо ни при каких обстоятельствах нельзя, — писали врачи в ХVI веке, — так как может случиться катар либо усугубиться зрение». Что все-таки касается дам, то они умывались 2-3 раза в год.

Большая часть аристократов спасались от грязищи при помощи надушенной тряпки, которой они История туалета из журнала Консьержъ протирали тело. Подмышки и пах рекомендовалось смачивать розовой водой. Мужчины носили меж рубахой и жилетом мешочки с ароматичными травками. Дамы воспользовались только ароматичной пудрой.

Средневековые «чистюли» нередко меняли белье — числилось, что оно впитывает в себя всю грязь и очищает от неё тело. Но к смене белья наши праотцы относились выборочно История туалета из журнала Консьержъ. Незапятнанная накрахмаленная рубаха на каждый денек была преимуществом состоявшихся людей. Вот почему в моду вошли белоснежные бугристые воротники и манжеты, которые свидетельствовали о богатстве и чистоплотности их хозяев.

Бедняки не только лишь не умывались, да и не стирали одежку — у их не было смены белья. Практически у всех История туалета из журнала Консьержъ вообщем была только одна рубаха, что и нехитро — одежка стоила очень недешево. Самая дешёвая рубаха из грубого полотна стоила столько же, сколько дойная скотина.

Как Европа докатилась до таковой жизни?


Позабытые бани

— Какая грязь!

— Это — галилеяне (древнее наименование христиан). Умываться считают грехом: никакими силами не загонишь в баню...

Д. Мережковский «Юлиан Отступник История туалета из журнала Консьержъ»


Древний мир возвёл гигиенические процедуры в одно из основных наслаждений, довольно вспомнить именитые римские термы. До победы христианства исключительно в одном Риме действовало более тыщи бань.

То, что христиане сперва, придя к власти, закрыли все бани, общеизвестно, но разъяснения этому действу я нигде не лицезрел. Все же, причина, полностью История туалета из журнала Консьержъ может быть, лежит на поверхности. Христиан всегда раздражали ритуальные омовения конкурирующих религий — иудаизма и, позднее, ислама.

Ещё Апостольскими Правилами христианам воспрещалось умываться в одной бане с евреем. А где взять баню без еврея? Вот придёшь в баню — и смотри в оба, кто там еврей. А вдруг не История туалета из журнала Консьержъ узнаешь и во грех войдёшь?

Это позже нацисты головы и носы будут ассоциировать, а тогда еврея и по носу-то не отличишь от римлянина — те тоже носатые. А ходить и члены рассматривать — так и напороться можно. Неувязка, но. Чтоб не впасть в грех, бани и разрушили. Нет бани История туалета из журнала Консьержъ — нет заморочек!

К тому же, отвратительные язычники винили христиан (на данный момент и не подумаешь) в разврате, потому что 1-ые христиане прогуливались в бани с бабами.

Архетипичный, кстати, путь развития тоталитаризма — 1-ые большевики тоже будут вооружаться принципом общих бань и девизом «долой стыд», а позже будет «секса у нас нет». Они История туалета из журнала Консьержъ не выдумали ничего нового, это был уже пройденный христианами путь.

Для тех, кто Апостольские Правила подзабыл, правилами Трулльского («Пятошестого», 691-692 г.) Вселенского Собора бывшее 11-е правило было доказано: запрещено воспользоваться услугами врачей-иудеев и, снова же, умываться с евреями в одной бане.

Заодно, как пережитки язычества, воспрещались, гадания, карнавалы ряженых История туалета из журнала Консьержъ, и даже учёные медведи. Позднее фраза «обвиняемый был увиден принимающим баню» стала обыкновенной в отчётах инквизиции, как бесспорное подтверждение лжи.

Формально и сейчас хоть какой православный может быть отлучён от Церкви за кооперативный поход в баню с евреем. По признанию сотрудника отдела наружных церковных сношений Столичного Патриархата священника Всеволода История туалета из журнала Консьержъ Чаплина, «церковь испытывает огромные затруднения в связи с тем, что наше каноническое право сейчас не всегда можно использовать практически. По другому всех необходимо отлучить от Церкви. Если православный прогуливается в баню, то он должен смотреть за тем, нет ли рядом еврея. Ведь по каноническим правилам православному нельзя умываться История туалета из журнала Консьержъ в бане с евреем»[6].

Эмблемой победы христианства над банями могли бы послужить ворота римской постройки Порта Нигра (Porta Nigra, «чёрные ворота») в Трире (родине Карла Маркса) — старом городке Германии и бывшей столице римской провинции Бельгика Прима, стоящие посреди развалин римских бань (и даже бань, в каких ещё умывались История туалета из журнала Консьержъ 1-ые христиане — термы св. Варвары, 2 век н.э.).

В этих воротах старого Трира, знаке городка, замуровал себя св. Симеон. Пищу ему просовывали в окошко, и замурованный Симеон просидел там лет 10, оставив собственных фекалий полную башню. Там же, в собственной келье, он и был совсем замурован после погибели (наступившей от... хорошо, хорошо, молчу История туалета из журнала Консьержъ…).

За таковой поистине христианский «подвиг» набожный Симеон-затворник был канонизирован Отцом Бенедиктом IX и стал Святым Симеоном Сиракузким, а над воротами и вокруг их христиане под управлением архиепископа Поппо надстроили церковь св. Симеона (позднее разобранную Наполеоном в 1803 г.).

Вонь от испражнений Св. Симеона у ворот Порта Нигра История туалета из журнала Консьержъ, посреди всех этих разрушенных терм — знак пришедшего христианского Средневековья.

В Chronica Regia Coloniensis (Кёльнская царская хроника) за 1186 год мы можем прочесть, что «В Трире на Троицу, выпавшую на 1 июня, когда отмечался также праздничек святого Симеона, некоторые люди заполнили печь хлебом, который они должны были испечь, но он весь перевоплотился в кровь История туалета из журнала Консьержъ»[7].

Обыденные христианские евхаристические страшилки и каннибалистические мотивы в этой записи не главное. К этому мы уже привыкли — то христианам сжигаемый страдалец кажется хлебом (св. Поликарп), то хлеб кровью...

А весело тут то, что св. Симеону удалось снова послужить эмблемой христианства, которое поначалу утопило Европу в говне, а потом — и История туалета из журнала Консьержъ в крови: 1-ые «еретики» сгорали на кострах конкретно около Трира в 1232 г.

Еретики эти вправду сделали ужасное деяние — осмелились перевести Библию на германский язык. Позднее в архиепископстве Трира будет сожжено 6500 «еретиков» и «ведьм»...

Дуализм христианства проповедовал ничтожность тела и «умерщвление плоти». Тело — ничто, только душа имела значение.

1-ая История туалета из журнала Консьержъ видимость — это тело. Его следовало принизить. Григорий Величавый называл тело «омерзительным облачением души». «Когда человек погибает, он излечивается от проказы, каков является его тело», — гласил Людовик Святой Жуанвилю.

«Монахи, служившие средневековым людям примером для подражания, беспрестанно смиряли свою плоть, культивируя аскетические привычки. В монастырских уставах указывалось наибольшее количество допустимых История туалета из журнала Консьержъ ванн и туалетных процедур, так как всё это числилось роскошью и проявлением изнеженности. Для отшельников грязь была добродетелью. Крещение должно было отмыть христианина раз и навечно в прямом и переносном смысле»[8].

Христианство выкорчевало из памяти народа даже мысли о банях. Столетия спустя крестоносцы, ворвавшиеся на Ближний Восток, поразили арабов История туалета из журнала Консьержъ собственной дикостью и грязюкой. Но франки-крестоносцы, столкнувшись с таким позабытым благом цивилизации, как бани Востока, оценили их по достоинству и даже попробовали возвратить в XIII веке этот институт в Европу.

То, что появилось в Европе, напоминало, естественно, пародию на восточные либо римские термы — заместо бань с фригидариумами История туалета из журнала Консьержъ, кальдариумами и тепидариумами средневековые помывочные представляли собой комнату с несколькими лоханями, так что «банями» их можно именовать только условно, это семантическая погрешность перевода (фр. bain и англ. bath могут обозначать как баню, так и ванну-кадушку).

Вобщем, даже эти «комплексы досуга», представляющие на самом деле просто мелкие общественные История туалета из журнала Консьержъ дома, просуществовали недолго — во времена скоро наступившей Реформации усилиями светских и церковных (как церковных, так и протестантских) властей даже эти «бани» вновь были навечно искоренены, как очаги разврата и духовной заразы.

Несколько лет вспять англоязычную часть веба обошла статья «Жизнь в 1500-х годах» («Life in the 1500's», здесь же нареченная христианами История туалета из журнала Консьержъ «антикатолической ложью»), в какой рассматривалась этимология разных поговорок.

Создатели утверждали, что грязные лоханки спровоцировали живую и доныне идиому «не выплеснуть с водой ребенка». Вправду — в грязной воде можно было и не увидеть. Но в действительности и такие лоханки были большой редкостью.

В те смутные времена уход за телом числился грехом История туалета из журнала Консьержъ. Христианские проповедники призывали ходить практически в рванье и никогда не умываться, потому что конкретно таким макаром можно было достигнуть духовного очищения. Умываться нельзя было ещё и поэтому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении.

Основывался этот взор на назиданиях История туалета из журнала Консьержъ известного отца церкви Св. Иеронима, который отторгал какую бы то ни было гигиену, даже обычное умывание, ибо после ритуала крещения ни в каких других омовениях уже нет ни мельчайшей нужды.

В конечном итоге люди не умывались годами либо не знали воды вообщем. Грязь и вши числились особенными признаками святости. Монахи и История туалета из журнала Консьержъ монашки подавали остальным христианам соответственный пример служения Господу.

«По-видимому, монахини появились ранее, чем монахи: не позже середины III столетия. Некие из их замуровывали себя в гробницах. На чистоту смотрели с омерзением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и дамского пола, обычно важничали История туалета из журнала Консьержъ тем, что вода никогда не касалась их ног, кроме тех случаев, когда им приходилось перебегать вброд реки» (Бертран Рассел).

Если уже две тыщи годов назад в семье китайского правителя раз в год использовалось 15 000 листов туалетной — толстой, мягенькой, опрысканной благовониями — бумаги, то в Европе туалетная бумага будет придумана заново История туалета из журнала Консьержъ исключительно в 1860-е гг.

(Заметим в скобках, что английский изобретатель Джеймс Олкок чуток было не разорился — продукт сначала шёл плохо, спроса не было. Современная мягенькая туалетная бумага появится в продаже в Америке исключительно в 1907 году).

В средние же века — грязь и дерьмо священны и сакральны. Христианский маразм доходил История туалета из журнала Консьержъ даже до того, что в уставе католического дамского монастыря св. Клариссы в Мюнхене сёстрам строго воспрещалось воспользоваться бумагой после посещения уборной.

Итог не принудил себя длительно ожидать — в средние века Европа просто тонула в грязищи и различных эпидемиях. Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень недешево: в XIV веке от чумы — «чёрной смерти» (этимология История туалета из журнала Консьержъ этой эпидемии спорна, представления есть различные) Франция растеряла третья часть населения, а Великобритания и Италия — до половины.

Многие городка вымерли практически стопроцентно. Обитатели бежали из пораженных чумой городов и страшились ворачиваться вспять — так как Чёрная Погибель тоже ворачивалась и забирала тех, кому посчастливилось впервой.

Деревни тоже опустели и История туалета из журнала Консьержъ многие поля перевоплотился в пастбища либо заросли лесом. Чума унесла 25 миллионов жизней, одну четвёртую часть населения материка, но вот феномен — христиане сочли чуму наказанием за грехи, в том числе и за посещение бань!

Прошли столетия, до того как население земли вновь сдружилось с водой и вспомнило о полезности мытья История туалета из журнала Консьержъ в бане. Но если в случае с разрушенными банями ещё можно пробовать находить разъяснение, то чем христианам не угодила сточная канава, на 1-ый взор не понятно.


Из истории туалета


Создатель вузовского учебника «Культурология», приводя замечание безымянного сантехника: «Цивилизация начинается с канализации», добавляет: «Не исключено, что он был недалёк История туалета из журнала Консьержъ от истины»[9]. В наше время прогрессивное население земли раз в год отмечает Интернациональный денек туалета (19 ноября).

Изобретение туалета уходит корнями вглубь веков, и уже трудно сказать, где этот признак цивилизации появился в первый раз. По одной из версий, 1-ый туалет был построен на полуострове Крит за длительное время до начала нашей История туалета из журнала Консьержъ эпохи. «Продвинутые» обитатели Крита уже тогда делали внутренние туалеты со смывом.

Выглядели они, как каменные стульчаки, к которым с помощью сложной системы труб подводилась вода. 3800 годов назад их выдумала королева Крита, присевшая облегчиться около ручья и увидевшая, как всё, что она извергла, было смыто течением.

Прототип туалета, созданного для практического История туалета из журнала Консьержъ внедрения, появился примерно 3000 лет до н.э. в Месопотамии. Сточная канава уже была в Старом Египте: археологи нашли там сточные каналы, которым выше 2500 лет, а стульчак из известняка, отысканный близ Тель-эл-Амарны, датируется приблизительно 1350 г. до н.э.

Таковой же старый туалет относится к цивилизации Мохенджо История туалета из журнала Консьержъ-Даро (2500 лет до н.э. на местности сегодняшнего Пакистана). Это кирпичное сооружение со стульчаком, связанное с подземной сточной системой. Более продвинутые системы подземного отвода дождевых и бытовых стоков существовали в Вавилоне, Карфагене, Иерусалиме.

Как отхожее место клозет в первый раз везде встречается в V в. до н.э. в Афинах, где История туалета из журнала Консьержъ воду и нечистоты с площадей отводили с помощью специального канала глубиной и шириной 1 метр. В Китае, в захоронении правителя западной династии Хан (206 год до н.э. — 24 год н.э.), следопыты отыскали каменное сиденье с локотниками и сливной бачок, наполнявшийся проточной (водопроводной!) водой.

Но самая популярная из клоак — Cloaca maxima История туалета из журнала Консьержъ — была проведена в Риме. Построенная в VII-VI веках до нашей эпохи, она имела около 5 метров в ширину и оставалась самой совершенной системой ещё многие века после того.

История канализации хранит сведения о шикарных уборных (фриках), которые в Старом Риме служили местом встреч и бесед под журчание сливных История туалета из журнала Консьержъ ручьёв. Развитию сортиров не помешал даже налог на латрины (публичные туалеты), введённый в I-м веке римским царем Веспасианом.

Этот туалетный налог обогатил мировой лексикон выражением «деньги не пахнут» (Pecunia non olet).

Что касается местности современного Евросоюза, то единственное упоминание о сортире — в саге о Торстейне Морозе История туалета из журнала Консьержъ, а это — Исландия века, как максимум, XI -го. Исландия, как понятно, и сейчас — страна языческая, христианство там не прижилось.

С приходом христианства, будущие поколения европейцев запамятовали о туалетах со смывом на полторы тыщи лет, повернувшись лицом к ночным вазам. Роль позабытой канализации делали канавки на улицах, где струились вонючие ручьи помоев История туалета из журнала Консьержъ.

Забывшие об древних благах цивилизации люди справляли сейчас нужду, где придётся. К примеру, на парадной лестнице дворца либо замка. Французский царский двор временами переезжал из замка в замок из-за того, что в древнем практически нечем было дышать. Ночные горшки стояли под кроватями деньки и ночи напролет.

К История туалета из журнала Консьержъ мытью тела тогдашний народ относился подозрительно: нагота — грех, ну и холодно — простыть можно. Жгучая же ванна нереальна — дровишки стоили уж очень недешево, основному потребителю — Святой Инквизиции — и то с трудом хватало, время от времени любимое сожжение приходилось подменять четвертованием, а позднее — колесованием. Либо же использовать хворост заместо дров История туалета из журнала Консьержъ.

С вонью и антисанитарией Средневековья пробовали биться деятели эры Возрождения. Вот формула 1-го из изобретений Леонардо да Винчи:

«Сиденью нужника так поворачиваться, как окошечку монахов, и ворачиваться в своё 1-ое положение противовесом. Крышка над ним должна быть полна отверстий, чтоб воздух мог выходить».

Но теоретические разработки Да Винчи на История туалета из журнала Консьержъ практике оказались никому не необходимы. Люд продолжал испражнятся, где придётся, а царский двор — в коридорах Лувра.

Вобщем, ограничиваться коридорами уже не приходилось — в моду вошло отправление нужд прямо на балу.

Позднее для спасения от вони будет найден другой, другой предложениям Да Винчи, выход: люди начнут воспользоваться духами.

Верх сортирного комфорта в История туалета из журнала Консьержъ те времена смотрелся приблизительно так, как показано в кинофильме «Чёрный Рыцарь» — дыра с лежащим рядом пучком травы...

Посмотрите на древние гравюры: маленькие пристройки на наружных стенках замков и домов — это совсем не сторожевые башенки для стрелков, а сортиры с отверстиями системы «очко», только испражнения стекали не в отстойники либо в История туалета из журнала Консьержъ выгребные ямы, а падали на задремавшего под стенками замка крестьянина.

Подобные «ласточкины гнёзда» можно узреть в орденских замках в Прибалтике. В Шато-Гайаре всё было устроено приблизительно так же и рутьеры (бандиты-наёмники) взяли Шато-Гайар, ворвавшись через те же сортирные отверстия.

В этих сортирных башнях История туалета из журнала Консьержъ висели крючья для одежки — но не удобства ради, а так как числилось, что амбре убивает блох.

Зато в замках Люксембурга и Швейцарии наличие туалета приветствовалось, ибо сток направлялся в подконтрольное ущелье — неприятель не пройдёт! В городках же ходить по улицам становилось всё более проблемно.

«Из-за неизменной грязищи практически все История туалета из журнала Консьержъ члены думы прогуливаются в думу в древесных ботинках, и когда посиживают в зале совета, древесные ботинки стоят за дверцей. Смотря на их, можно отлично сосчитать, сколько человек явилось на заседание…» («Книга для чтения по истории Средних веков». Ч. 2./ Под ред. С.Д. Сказкина. — М., 1951).

Позднее древесные башмаки уже не будут История туалета из журнала Консьержъ выручать от грязищи и дерьма, и в моду войдут ходули, как единственное вероятное средство передвижения по засранным улицам средневековых городов...

Отдельные экзотичные пробы «унитазостроения» были только забавой.

В XVI веке сэр Джон Харрингтон повеселил английскую царицу Елизавету (которая гордилась тем, что педантично умывалась раз за месяц, «нуждаюсь ли я История туалета из журнала Консьержъ в этом либо нет») занимательной вещицей под заглавием «ватерклозет» — устройством с автоматическим смывом того, что туда наложили (в Китае аналогичный «ватерклозет» был за две тыщи лет до того).

Над изобретением Харрингтона посмеялись, как над смешной финтифлюшкой, и запамятовали о нём на пару веков, продолжая выкидывать содержимое всех ночных История туалета из журнала Консьержъ горшков и помойных вёдер на улицы.


Франция

«Романтический Париж времен трёх мушкетеров представлял собой вонючую выгребную яму».

Александр Никонов «Апгрейд обезьяны»


«Тот, кто высвободил бы город от ужасной грязищи, стал бы самым почитаемым благодетелем для всех его жителей, и они воздвигли бы в его честь храм, и они молились бы на него История туалета из журнала Консьержъ» — писал французский историк Эмиль Мань (Emile Magne) в книжке «Повседневная жизнь в эру Людовика XIII». Но таких «освободителей» никак не находилось.

С того времени, как повелитель Франции Филипп-Август в XII веке свалился в обморок от нестерпимой вони, поднявшейся от проезжавшей мимо дворца тележки, взрыхлившей напластования уличных История туалета из журнала Консьержъ нечистот, с антисанитарией в Париже ничего не изменялось прямо до середины XIX века.

За отсутствием запрещённых христианством бань, цивилизованный и просвещённый Париж плескался в городских фонтанах средь бела денька. Другие граждане не умывались совсем.

В Лувре, дворце французских правителей, не было ни 1-го туалета. Даже типа обрисованных выше башенок История туалета из журнала Консьержъ с отверстиями и травой. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и повелители или приседали на широкий подоконник у открытого окна, или им приносили «ночные вазы», содержимое которых потом изливалось у задних дверей дворца.

То же творилось и в Версале, к примеру, во время История туалета из журнала Консьержъ Людовика XIV, быт при котором отлично известен, благодаря воспоминаниям барона де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо среди разговора (а время от времени даже и во время мессы в капелле либо соборе), вставали и непринуждённо так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.

Известна история, которую так История туалета из журнала Консьержъ обожают говорить Версальские гиды, как в один прекрасный момент к королю прибыл засол Испании и, зайдя к нему в опочивальню (дело было днем), попал в неудобную ситуацию — у него от царского амбре заслезились глаза. Засол обходительно попросил перенести беседу в парк и выскочил из царской спальни как ужаленный.

Но в парке, где История туалета из журнала Консьержъ он возлагал надежды вдохнуть свежайшего воздуха, незадачливый засол просто растерял сознание от вони — кустики в парке служили всем придворным неизменным отхожим местом, а слуги туда же выливали нечистоты.

Спец по истории парфюмерии Анник Ле Герер, отмечая «чудовищную вонь вокруг дворца, не ведающего отхожих мест», приводит, к История туалета из журнала Консьержъ примеру, такое свидетельство Ла Морандьер, относящееся к 1764 году:

«Парки, сады и сам замок вызывают омерзение собственной гадкой вонью. Проходы, дворы, строения и коридоры заполнены мочой и фекалиями; около крыла, где живут министры, колбасник каждое утро забивает и жарит свиней; а вся улица Сен-Клу залита гнилостной водой и усеяна дохлыми кошками» (Le История туалета из журнала Консьержъ Guerer A. «Les parfumus a Versailles aux XVII et XVIII siecles»).

Король-Солнце, как и все другие повелители, разрешал придворным использовать в качестве туалетов любые уголки Версаля и других замков. Стенки замков оборудовались тяжёлыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши.

Но не проще ли было оборудовать История туалета из журнала Консьержъ какие-нибудь туалеты во дворе либо просто бегать в тот, описанный чуть повыше, парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на охране Традиции стояла ... диарея.

Жестокая, неумолимая, способная застичь врасплох кого угодно и где угодно. При соответственном качестве средневековой еды, понос был перманентным. Мода тех лет (XII-XV вв История туалета из журнала Консьержъ.) на мужские чулки на ленточках-подвязках делему облегчала.

Естественно, набожные люди предпочитали испражняться только с Божией помощью — венгерский историк Иштван Рат-Вег в «Комедии книги» приводит виды молитв из молитвенника под заглавием: «Нескромные пожелания богобоязненной и готовой к покаянию души на каждый денек и по различным случаям», в число История туалета из журнала Консьержъ которых заходит «Молитва при отправлении естественных потребностей».


История туалета из журнальчика Консьержъ


Средние века не принесли инноваций в части туалетостроения. Фермеры как и раньше прогуливались в уличные туалеты, а в обнесённых стенками городках и крепостях появились сортиры, интегрированные в стенки. Результаты человечьих усилий стекали за стенки городка История туалета из журнала Консьержъ. Представьте для себя запах, окружающий средневековые городка!

Несмотря на новинки инженерной мысли в виде покатых желобов, городка продолжали плохо пахнуть. В особенности в этом преуспел Париж. Изданный в 1270 году закон говорил, что «парижане не имеют права выливать помои и нечистоты из верхних окон домов, чтобы не облить оным проходящих понизу История туалета из журнала Консьержъ людей». Не подчиняющимся следовало платить штраф.

Но этот закон навряд ли исполнялся — хотя бы поэтому, что через 100 лет в Париже был принят новый закон, разрешающий-таки выливать помои из окон, до этого три раза прокричав: «Осторожно! Выливаю!» Тех, кто оказывался понизу, выручали только парики.

Но не только лишь обыкновенные парижане История туалета из журнала Консьержъ лили друг дружке на головы свои отходы, тем же занималась и французская знать. В 1364 году человек по имени Томас Дюбюссон получил задание «нарисовать ярко-красные кресты в саду либо коридорах Лувра, чтоб предостеречь людей там гадить — чтоб люди считали схожее в данных местах святотатством».

Добраться до тронного зала История туалета из журнала Консьержъ было само по себе очень «запашистым» путешествием. «В Лувре и вокруг него, — писал в 1670 году человек, желавший строить публичные туалеты, — снутри двора и в его округах, в аллейках, за дверьми — фактически всюду можно узреть тыщи кучек и понюхать самые различные запахи 1-го и такого же — продукта естественного отправления живущих тут и История туалета из журнала Консьержъ приходящих сюда ежедневно».

Временами из Лувра выезжали все его знатные жильцы, чтоб дворец можно было промыть и проветрить.

Будущее без аромата

Леонардо да Винчи был так испуган парижским зловонием, что спроектировал для короля Франсуа Первого туалет со смывом. В плане величавого Леонардо были и подводящие воду трубы, и История туалета из журнала Консьержъ канализационные трубы, и вентиляционные шахты, но...

Как и в случае с вертолётом и подводной лодкой, Леонардо поспешил и с созданием туалета — всего-то на каких-нибудь пару сотен лет. Туалеты построены не были.

В те же времена посреди знати был популярен некоторый вид «портативного унитаза» — банкетки с дыркой История туалета из журнала Консьержъ сверху и вынимающимся изнутри резервуаром. Мебельщики ухищрялись, вуалируя стульчаки под стулья, банкетки, письменные столы и даже книжные полки! Все сооружение обычно богато украшалось древесной резьбой, тканевой драпировкой, позолотой.


istoriya-v-povesti-n-m-karamzina-natalya-boyarskaya-doch-sochinenie.html
istoriya-velikobritanii-doklad.html
istoriya-vermuta-referat.html