История структурализма и постструктурализма

В персоналиях

Родоначальником структурализма принято швейцарского ученого, мето­долога Фердинанда де Соссюра(1857-1913 гг.). Соссюр является создателем структурной концеп­ции языка, в работе «Курс общей лингвис­тики» он дает оп­ределение семиологии как науки, изучающей жизнь зна­ков снутри жизни об­щества. Соссюр определяет язык как систему символов. Под знаками Соссюр История структурализма и постструктурализма по­нимал не только лишь лингвистические единицы, да и символи­ческие ритуалы, знаки воинского отличия и др. Соссюр развивал основопола­гающие для структурной методологии идеи: синхронического порядка языка, оппозиционности языка и речи, значащего и означаемого. Он совершает пе­реворот в науках о языке, утверждая примат синхронии над диахронией. Сос История структурализма и постструктурализма­сюр утверждает, что син­хроническая лингвистика изучает язык как систему, не принимая в расчет ис­торические конфигурации. Ее интересует логические и пси­хологические языковые соотношения, принятые коллективным сознанием. Синхроническая лингвис­тика – наука о статусе языка, потому она статическая лингвистика. Для «внут­ренней» лингвистики имеет значение только собствен­ный порядок История структурализма и постструктурализма - дела меж лингвистическими знаками, правила диспози­ции, перемещений и.т.п.

Вопреки классическому взору, согласно которому символ соединяет имя с вещью, Соссюр считал, что символ показывает на связь меж понятием и аку­стическим образом. В языке выделяются две стороны – значащее (план вы­ражения) и означаемое (план содержания). В качестве значащего выступает История структурализма и постструктурализма звуковой образ, в качестве означаемого – понятие, идея человека о предмете реальной реальности (референте). Язык, в представлении Соссюра, не есть речь. Речь – всеобщая способность гласить, язык соц продукт речевой возможности. Язык внеположен индивидуму, как институциональный факт он выше человека, человек должен выучить язык. Символ, в видении Сос­сюра, произволен История структурализма и постструктурализма и он не знает другого закона, не считая закона традиции. Язык как соц факт и система символов, применяемых человеком для общения и осознания, отличается от речевого языка – слова. Соссюр разводит язык и слово как соц и личное. Язык - «коллективная модель», «ком­муникативный кодекс». Слово – личный акт воли и осознания История структурализма и постструктурализма.

Соссюр считал семиологию частью социальной психологии, а лингвис­тику – частью семиологии.В рамках структурной лингвистики Соссюр выяв­ляет сложные синтаксические механизмы языка, определяемые им как универ­сальные структуры, снутри которых формируется возможность мыслить. Таким макаром, он определяет идею системности языка, также выдвигает догадку относительно наличия всенародного языка.

Идеи История структурализма и постструктурализма структурализма развивает Пражский лингвистический кружок –объединение структуралистов (Н.Трубецкой (1890-1955), Р. Якобсон (1896-1982), С. Карцевский (1871-1955гг.) и др.), основанное в 1926 году чешским ученым Вилемом Матезиусом. С 1929 по 1938годы членами Пражского лингвистического кружка были размещены 8 томов исследовательских работ. Основная мысль: не физические феномены, а звуковые сигналы, применяемые в языке, образуют фиксированное количество (от История структурализма и постструктурализма 20до 40) фонем (смыслоразличительных звуков) в каждом языке, наподобие типичных дифференциальных функций.

Видным представителем структурализма являетсяВладимир ЯковлевичПропп (1895-1970гг.) – русский филолог-структуралист, фольклорист, теоретик искусства, создатель структуралистских работ: «Морфология сказки», «Исторические корешки магической сказки», «Фольклор и действительность» и др. Анализируя чудесные сказки, Пропп выявляет присущую данному типу текстов инвариантную структуру История структурализма и постструктурализма сюжета. Исследователь обнаруживает, что составляющие их мотивы не могут соединяться произвольно, но должны быть обобщены в ограниченное число действий-функций, приписываемых ограниченному числу персонажей: антагонист-вредитель, даритель, ассистент, царевна, отправитель, герой, неверный герой. Структуру метасюжета магической сказки Пропп схематизирует последующим образом: появление недостачи в итоге нарушения запрета и действий антагониста История структурализма и постструктурализма-вредителя, введение в действие героя персонажем-отправителем, победа героя над антагонистом при участии дарителя и ассистента, восполнение недостачи – разоблачение неверного героя и награждение настоящего героя с ролью царевны. В.Я. Проппа можно считать одним из ведущих русских ученых, разрабатывающих проблематику структурного анализа в российском фольклоре.

Ноам Хомский(1928) - южноамериканский История структурализма и постструктурализма языковед и философ, создатель концепции порождающей либо универсальной грамматики, главные положения которой изложены в работах «Синтаксические структуры», «Разум и язык». Хомский утверждает, что лингвистические правила даны человеку как видовое наследство. Ребенок на генном уровне предрасположен к языку, среда только урезает эти его способности. Содержание прирожденных расположенностей Хомский отождествляет с «лингвистическими универсалиями». Универсальная История структурализма и постструктурализма грамматика, согласно Хомскому, есть набор принципов, предписывающих метод организации личных грамматик.

Основоположником философии структурализма является Клод Леви-Стросс (1908-1990 гг.) – французский антрополог, культуролог, методолог, создатель работ «Элементарные структуры родства», «Печальные тро­пики», «Структурная ан­тропология», «Первобытное мышление», «Мифоло­гики», в каких представ­лен Антропологические изыскания Леви-Стросс со История структурализма и постструктурализма­единил с положениями фи­лософского и методологического нрава.

Леви-Стросс направляет свои усилия на исследования культурных поряд­ков обычных обществ – он изучает структуру тотемизма, ритуалов, ми­фов, родства. Ученый вдохновляется мыслью постижения организованных объек­тов через исследование структур их понятийного аппарата – языка. Таким макаром, Леви-Стросс экстраполирует принципы История структурализма и постструктурализма структурного анализа языка на сферу антропологических исследовательских работ. Он рассматривает простые знаково-символические структуры как продукты общего прирожденного психологического ос­нащения человека – инвариантные формы людского духа. Ученый ставит задачку абстрагирования из огромного количества явлений культуры «пустых» структур. Бинарная оппозиция квалифицируется им как малая структурная еди­ница культуры. Леви-Стросс определяет История структурализма и постструктурализма цель структурной антропологии как исследование всеобщих схем и законов деятельности людского ума.

Изучая простые структуры родства Леви-Стросс, обнаруживает та­кой парадокс как инвариантность инцеста. Он считает, что пояснительные конструкции био либо морального типа в отношении этого фено­мена не работают. Запрет инцеста определяется Леви-Строссом как следствие История структурализма и постструктурализма воплощения неосознаваемых структур. Запрет инцеста – не запрет брака, а пра­вило отдавать дочь, мама, сестру другим в супруги. Леви-Стросс утверждает, что супружеские правила и системы родства сформировали ряд процессов, позволяю­щих установить определенный тип коммуникации меж индивидумами и груп­пой. Опосредующим фактором в этой коммуникации выступает дама, ко­торая так же История структурализма и постструктурализма как слова в системе языка, циркулирует меж кланами, родами либо семьями. Таковой метод конституирования простыми народами родст­венных связей, как считает Леви-Стросс имеет собственной целью воспрепятствовать герметизации семейных кланов. Ученый убежден, что прогрессирующее рас­ширение схожих связей крепило солидарность и необходимость со­трудничества и выручало отдельную История структурализма и постструктурализма группу от изоляции, смерти в критичных ситуациях. Положительная функция экзогамии и запрета инцеста заключается в ус­тановление связей, без которых выход за границы био организации был бы неосуществим. Правило отдавать дам, считает Леви-Стросс, делает модель расширяющейся группы. Каждый брак делает неосуществимым другие супружеские союзы в последующем поколении.

Леви-Стросс История структурализма и постструктурализма изучит структуры первобытного мифологического мыш­ления, он спорит с Л. Леви-Брюлем, определяющим первобытное мышление, как нелогичное, эмоциональное. Леви-Стросс считает, что первобытное мыш­ление разумно. В его видении это подтверждает синтаксическая организация мифа, которая стает как логико-формальная структура, а не случайная фантазия. Анализируя легенды, Леви-Стросс убеждается История структурализма и постструктурализма, что смысл мифа не в фабуле, а в отношениях меж его элементами. Он выделяет бинарные группы, конъюнктивные (соединительные) и оппозитивные (обратные): герой - жертва, друг - неприятель, отец - мама, жесткое - мягкое. В итоге приходит к вы­воду, что логика легенд отражает базисные фундаментальные структуры мыш­ления, соответственно, человечий дух История структурализма и постструктурализма детерминирован сказочными струк­турами - не люди задумываются о легендах, а легенды задумываются о людях. Леви-Сторосс предлагает составить инвентарь ментальных структур с тем, чтоб осознать ил­люзорность человечьих представлений о своей свободе. Он считал, что ментальные структуры едины для всех языков, т.е. безразличны к мате­риалу. Кроме этого, Леви История структурализма и постструктурализма-Стросс развивал идею отипологическом сходстве структур языка и структур культурной организации социума. В древних легендах он пробовал найти универсальные структуры управления обществом.

Направление структурного психоанализа развиваетЖак Лакан(1901-1981 гг.) - французский психолог, философ, методолог, создатель работ «Четыре фунда­ментальных концепта пси­хоанализа», «Вхождение в трансфер», «Сочинения», «Семинары» и др. Лакан развивает История структурализма и постструктурализма идеи Фрейда, соединяя их со структурализ­мом. Важные идеи ла­кановской концепции связаны с новым – структурали­стским – осознанием безотчетного. Ученый отторгает взор на бессозна­тельное как вмести­лище инстинктов и рассматривает его как привилегирован­ное место для слова. Лакан выдвигает тезис – безотчетное структурировано как язык. Язык сформировывает область безотчетного как символический История структурализма и постструктурализма поря­док. Реконструи­руя теорию Фрейда, Лакан выдвигает идею 3-х миров – ре­ального - ОНО, во­ображаемого - Я и символического - СВЕРХ Я. Этот трех­член определяется им как первооснова бытия. При всем этом символический мир, в осознании Лакана, первичен по отношению к реальному и воображаемому. Символическое квали­фицируется исследователем История структурализма и постструктурализма как первооснова, опреде­ляющая структуру мыш­ления, влияющая на вещи и людскую жизнь. Лакан утверждает, что суще­ствует пропасть меж означаемым и значащим - озна­чающее властвует над означаемым. Он вводит понятие «скользящего» либо «плавающего озна­чающего». Ученый констатирует, что значащее (язык) плетет вокруг чело­века тончайшую сеть История структурализма и постструктурализма с самого его рождения, оно выступает как внутренний структурирующий механизм. Задачка структурного психоана­лиза, по Лакану, заключается не в том, чтоб осознать правду действительности, а в том, чтоб осознать правду безотчетного, исследуя структуру речевого по­тока, на уровне озна­чающего, совпадающего со структурой безотчетного. Он определяет цель структурного психоанализа как зание История структурализма и постструктурализма беспристрастным методом глубинных структур людской психики, зание логики бессозна­тельного. К примеру, Лакан определяет невротический синдром как итог ситуации, когда озна­чающее выталкивает из сознания субъекта означаемое, вследствие чего обна­жается структура языка. Лакан убежден, что есть говорящие заболевания, безотчетное гласит, ибо мучается. Таким макаром, он устанавливает ана­логию История структурализма и постструктурализма меж структурами безотчетного и структурами языка – исправле­ние нарушений языка, в видении Лакана, важный метод исцеления пси­хики хворого. Не считая этого, Лакан направляет свои усилия на исследование языка как формы, отвлеченной от содержательной стороны. Он лицезреет свою задачку в отыскании тех устройств – «машин», которые, невзирая на обилие психологических структур История структурализма и постструктурализма, делают предпосылки для формирования социума.

Ведущая российская школа, разраба­тывающая проблематику структурного анализа культуры Тартуско-московская школа, которая появилась в 60-е годы XX века, в итоге объединения педагогов и студентов кафедры российской литературы института городка Тарту (Б.Ф. Егоров, Ю.М. Лотман, З.Г. Минц) и История структурализма и постструктурализма группы столичных лингвистов-философов (Б.А, Успенский, В.Н. Топоров, Вяч. Вс. Иванов). Тартуско-московская школа продемонстриро­вала высшую эвристичность структурализма в исследовании прикладных заморочек знаковой деятельности и функционирования знаковых систем Методология школы опиралась на традиции совет­ской структурной лингвистики П.Г. Богатырева, В.Я. Проппа и др. Представи­тели тартуско-московской История структурализма и постструктурализма школы сосредоточились на прикладных вопросах семиотического анализа. Предметом их исследования становится семиотика культуры – структурное описание знаковых средств культуры.

Глава Тартуско-московской школылитературовед, культуролог, искус­ствовед, создатель работ: «Лекции по структуральной поэтике», «Беседы о российской культуре: Быт и традиции рус­ского дворянства (XVIII – нач. XIX века)», «Внутри История структурализма и постструктурализма мыслящих миров: Человек – текст – семиосфера - история» и др. Юрий МихайловичЛотман(1922-1993 гг.). Лотман рассматривает разные фено­мены культуры - искусство, философию, науку как тексты, имеющие зна­ковую и символическую природу, владеющие качествами «вторичных моде­лирую­щих систем», надстраивающихся над «первичными системами знаков» - есте­ственными языками. Ученый превращает понятие текста в универсальное История структурализма и постструктурализма по­нятие, обхватывающее и объясняющее культуру как таковую. При всем этом он рас­сматривает текст как смыслопорождающее устройство – семиосферу. Семи­осфера определяется Лотманом как непростая иерархия семиотических про­странств. Он пишет: «Если по аналогии с биосферой (В.И. Вернадский) выде­лить семиосферу, то станет разумеется, что это семиотическое место не есть История структурализма и постструктурализма сумма отдельных языков, а представляет собой условие их существования и работы, в определенном отношении, предшествуя им и повсевременно взаимодей­ствуя с ними. Тут язык есть функция, сгусток семиотического места, и границы меж ними, настолько точные в грамматическом самооп­ределении языка, в семиотической действительности представляются размытыми и полными История структурализма и постструктурализма переходных форм. Вне семиосферы нет ни коммуникации, ни языка»(2). В духе традиционного структурализма Лотман считает, что обяза­тельными законами построения реальной семиотической системы являются би­нарность и ассиметрия, которая проявляется в соотношении: центр семиосферы – ее периферия. Через систему схожих представлений исследователем ос­мысливаются типология культур, межкультурный диалог, механизмы заимст­вования и История структурализма и постструктурализма взаимовлияния культур. Лотман обращается к структуралистскому анализу символики Петербурга, традиций российского дворянства, произведений Данте, Булгакова. Само взаимодействие разных типов культур, культурных кодов, текстовых потоков осмысляется им как внутренний механизм историче­ского процесса. Лотман считает, что тексты культуры инициируют и модели­руют не только лишь произведения искусства либо История структурализма и постструктурализма их противоречивые чтения ау­диторией, не только лишь формы бытового поведения и структуры обыденности (дуэли, обеды, светские рауты), да и сами исторические действия. Равномерно от проблематики истории культуры, Лотман перебегает к дилеммам методоло­гии истории, трактуемой в семиотическом плане. Его работа «Культура и взрыв» представляет собой попытку структуралистского осмысления куль­турно История структурализма и постструктурализма-исторических процессов Рф. Рассматривая русскую культуру как тип культуры с бинарной структурой, осознающей себя только в категориях взрыва, Лотман утверждает, что Россию ждет историческая трагедия, если будет упущен шанс перехода на общеевропейскую систему отношений.

Создателем уникальных концепций структурализма и постструктурализма является Мишель Фуко(1926-1984 гг.) – французскийфилософ, методолог. История в репрезентации Фуко История структурализма и постструктурализма стает как сфера деяния безотчетного - как «бессознательный интертекст». Кроме этого история представляется им как дисконтинуитет – разрыв непрерывности, скач­кообразный процесс, связанный со сменой мировоззренческих представлений. Методология Фуко неоднородна, в ее рамках можно выделить несколько раз­личных подходов, а именно археологический, генеалогический.

Археологический подход можно рассматривать как развитие История структурализма и постструктурализма мыслях струк­турализма. Важные исследования, сделанные в русле этого подхода: «Рож­дение поликлиники: Археология взора медика», «Слова и вещи: Археология гу­манитарных наук», «Археология знания». Фуко развивает способы структура­лизма на историко-культурном материале. Понятия, на которых базируется проект археологии познания и культуры Фуко: эпистема, дискурс, историческое априори.

Эпистема История структурализма и постструктурализма – система ценностей, смыслов и нормативно-регулятивных принципов, выраженных в языке. Идет речь о понятиях, которые появляются и употребляются в определенном конкретно-историческом и культурном контек­стах. Фуко убежден, что эпистемы в их языково-семиотическом измерении об­разуются на том уровне, где формируются научные знаки и научный язык. Символический порядок эпистем внутренне История структурализма и постструктурализма иерархичен: определенные осно­вополагающие понятия и познавательные принципы организуют огромное количество выражений, наблюдений, аргументов. Эпистемы резко противостоят друг дружке, основополагающие принципы организации научного мышления верно отделяются друг от друга.

Дискурс, в репрезентации Фуко, стает как структурированное поле выражений, которое содержит внутри себя главные правила, действующие на оформление История структурализма и постструктурализма познавательного опыта. Выражения этого языкового поля не разрозненны, а взаимосвязаны и каждый раз делают необыкновенную регулирующую функцию, определяемую дискурсом как целым. Дискурсивные практики – ре­чевые практики, бытующие в рамках той либо другой эпистемы.

Фуко утверждает, что в каждой исторической эре существует единая система познаний – эпистема, которая появляется из дискурсов разных науч История структурализма и постструктурализма­ных дисциплин и реализуется в речевой практике современников как строго определенный языковой код – свод предписаний и запретов. В каждом обще­стве порождение дискурса контролируется, организуется и ограничивается оп­ределенным набором процедур. Эта языковая норма безотчетно предопре­деляет языковое поведение, а, как следует, и мышление отдельных индиви­дов.

Понятие «историческое История структурализма и постструктурализма априори», в истолковании Фуко, обозначает наибо­лее значительные принципы организации зания, упорядочивания тех либо других феноменов познания и сознания. Они свойственны для определенной исто­рической эры.

Начальная мысль структуралистской концепции Фуко - историю культуры делают не люди, но «эпистемические структуры» - эпистемы, Науку, изучаю­щую эти дискурсы и История структурализма и постструктурализма эпистемы, он называетархеологией.

Археологиякак способ есть реконструкция социально-исторических форм существования, организации и распространения познаний. История сознания, по­знания, познания – центральная неувязка археологии. Фуко заинтересовывали формы взаимодействия мыслях, ибо он считал, что они оказывают формирующее воз­действие на конкретнее процессы мышления, зания, сознания индивидов. В археологии медицины и заболеваний Фуко открывает История структурализма и постструктурализма зависимость форм деятель­ности докторов и зависимость их определенного познания от «кодов знания» - эпи­стем. В археологии гуманитарных наук Фуко показывает воздействие на чело­веческую деятельность имеющихся и важных в протяжении определен­ных периодов истории, социально закрепленные форм духа, познания, сознания. Исследователь пишет: «..археология будет ничем другим, как История структурализма и постструктурализма тем инвентарем, который наименее расплывчато, чем до этого, позволит выполнить анализ соци­альных формаций и описание эпистем, связать анализ положений субъекта с теорией истории наук либо поможет выявить точки скрещения меж общей теорией производства и генеративным анализом высказываний»(3).

Генеалогический подход можно рассматривать как развитие мыслях пост­структурализма. Важные История структурализма и постструктурализма исследования, сделанные в русле этого подхода: «История сексуальности», «Надзирать и наказывать». Поворот к постструкту­рализму происходит в 70-е гг. В этот период взоры Фуко изменяются, и он ви­дит в дискурсе сферу власти, господства и борьбы различных интересов. Фуко ут­верждает, что дискурс выступает как одна из составных частей господствую История структурализма и постструктурализма­щего публичного порядка, от которого исходит принуждение, оказывающее свое воздействие на все сферы познания и на все области практической жизни. Фуко решает деконструкцию истории с целью выявления власти дис­курсов над сознанием человека. Ученый приходит к выводу, что познание, добы­ваемое наукой - относительно, оно напрашивается сознанию человека в качестве История структурализма и постструктурализма бесспорного авторитета, заставляющего его мыслить по заблаговременно предопреде­ленной схеме, готовыми понятиями и представлениями. Познание есть орудие власти. Фуко выступает против деспотии «тотализирующих дискурсов», леги­тимирующих власть.

На замену понятию «эпистема» приходит понятие «архив». Архив, в пред­ставлении Фуко, это очень дифференцированная общая система формации и трансформации выражений. Любая История структурализма и постструктурализма эра обладает ей присущим архивом. Язык предназначает формы мышления, научные дисциплины сформировывают поле сознания, т.о. производят функцию контроля над сознанием человека. Ученый определяет теорию паноптизма – всеподнадзорности, «психического контроля», осуществляемого властью с помощью системы дискурсивных практик.

Идеи структурализма и постструктурализма развиваетРолан Барт (1915-1980 гг.) - французский культуролог, философ, методо­лог История структурализма и постструктурализма. Важные методологические работы: «Система моды. Статьи по семио­тике культуры», «Империя знаков», «Удовольствие от текста», «Фрагменты любовного дискурса», «S\Z», и др.

Сначала творческого пути Барт решает текстовый анализ в духе структурализма. Характеризуя структуралистский способ ученый пишет: «Структуралистская деятельность содержит в себе две специфичных опера­ции – членение и установка. Расчленить История структурализма и постструктурализма первичный объект, подвергаемый моде­лирующей деятельности, значить найти в нем подвижные куски, обоюдное размещение которых порождает некий смысл (…) Определив единицы, структуральный человек должен вывить либо закрепить за ними пра­вила обоюдного соединении…»(4). Он распространяет структуралистский ме­тод на предметы и установления евро общества, обращается к анализу структуры таких знаково История структурализма и постструктурализма-символических систем культуры как мода, одежка, еда, автомобиль, город. Он развивает коннотативную семиотику либо метасе­миотику. Коннотативная семиотика определяется как семиотика, план выраже­ния которой сам является знаковой системой. Более всераспространенные слу­чаи коннотации представлены сложными системами, где роль первой системы играет естественный язык. В структуралистский период Барт воспринимает История структурализма и постструктурализма идею Соссюра, согласно которой нужна общетеоретическая дисциплина, изу­чающая знаковые системы вообщем – семиология (семиотика).

В постструктуралистский период Барт делает концепцию «эротического текста», понимаемого как свободный полет свободной ассоциативности, «поэти­ческого мышления». Он определяет текст как тело, а тело как текст, вводит по­нятия «эротическое текстуальное тело», «текст-удовольствие», «текст-наслаж История структурализма и постструктурализма­дение». Философ противопоставляет произведению текст: произведение, в его видении, ставшая структура, законченное создание, текст - процесс ста­новления произведения. Целью анализа текста является, как считает Барт, ус­тановление игры огромного количества смыслов. Он определяет главные идеи декон­струкции текста. Каждый текст, в видении Барта, есть интертекст, так как в История структурализма и постструктурализма нем находятся тексты других предыдущих и окружающих культур. Хоть какой текст, таким макаром, это эхокамера. Деконструкция текста, по Барту, есть прослеживание путей смыслообразования. Задачка деконструкции - не по­иск единственного смысла, а переживание множественности текста, открыто­сти процесса означивания. Барт убежден, что смысл хоть какого рассказа представ­ляет собой История структурализма и постструктурализма скрещение разных голосов, кодов. Код – это ассоциативное поле, сверхтекстовая организация значений, которые навязывают представле­ние об определенной структуре. Коды это уже виденное, читанное, деланное. Барт считает, что текст уничтожает всякий метаязык, глас науки, права, со­циального института. Текст – неопределенное поле в перманентной метамор­фозе, где смысл – нескончаемый поток, где История структурализма и постструктурализма создатель только порождение данного текста, его гость, а не создатель. Таким макаром, Барт выходит к постструктуралист­ской теме «смерти автора».

Классиком постструктурализма являетсяЖак Деррида (1930г.) – французский философ, методолог, создатель работ ме­тодологического нрава: «О грамматологии», «Письмо и различие», «Голос и явление», «Диссеминация».

Значимый раздел творчества Деррида посвящен критике лого История структурализма и постструктурализма-фоно-фаллоцентризма как формы господства – подчинения, западного мыслитель­ного образования, связанного с европейской метафизикой, наукой, языком. Деррида утверждает, что традиционная западноевропейская философия абсолю­тизировала понятия единства, целостности, тождества, подчиняя им понятия множественности, расщепленности, различия. Деррида охарактеризовывает таковой метод мышления как лого-фоно-фаллоцентризм, стремящийся во всем узреть порядок и История структурализма и постструктурализма смысл. Логоцентризм, в видении Деррида, это западное мыслитель­ное образование, в базе которого лежит определение логоса как концентри­рующей, собирающей силы. Традиция логоцентризма, в видении Деррида, про­стирается от Платона до Ницше. Главное, против чего направляет острие собственной критики Деррида – претензии европейской метафизики на универсальность, всеобщность, всемирность. Он утверждает, что История структурализма и постструктурализма логоцентризм – это не универ­сальная, но европейская структура. Фоноцентризм квалифицируется Деррида как продолжение логоцентризма, так как глас понимается классической метафизикой в его конкретной связи со смыслом. Кроме этого, Дер­рида выдвигает идею о том, что логофоноцентризм основан на патриархальных принципах половой иерархии. Такового рода позиция рассматривается им как проявление История структурализма и постструктурализма маскулинности и фаллоцентризма. Деррида рассматривает струк­турализм как воплощение лого-фоно-фаллоцентризма. Он считает, что в ос­нове представления о структуре лежит понятие «центра структуры» как не­коего организующего, управляющего начала. Для Деррида этот центр – фик­ция, проявление «воли к власти», навязывающей собственный смысл тексту. Деррида дискредитирует структурализм История структурализма и постструктурализма как несостоятельную теорию. Главным поло­жением концепции Деррида является утверждение, согласно которому интен­циональность – это не структура, но желание – стихийная иррациональная сила. Он считает, что подлинное философствование, не упуская из виду тему единства, должно сконцентрироваться на теме различий либо «различаний». Дерридианская мысль различания базируется на представлении об отсутствии Абсолютного смысла и История структурализма и постструктурализма существовании огромного количества нетождественных, но равно­правных смысловых инстанций. Различание, в определении Деррида, процесс не ликвидирования либо примирения противоположностей, но культивирования их одновременного существования в рамках дифференциации.

Снутри философии различания на 1-ое место выдвигается неувязка письма. Деррида постулирует панъязыковой нрав сознания, представляя самосознание личности как некую сумму текстов - «Космическую История структурализма и постструктурализма библио­теку». Но понятие «текст» отождествляется у него не с устной речью как у структуралистов, но с письменным текстом. Философскую дисциплину, иссле­дующую письмо Деррида именует грамматология. Письмо, в видении Дер­рида, есть след, указывающий на присутствие какого-нибудь содержания, которое просит предстоящего раскрытия и способно к раскрытию – подобно История структурализма и постструктурализма тому, как следы колес, ведущих к деревенскому дому, молвят нам о технике, которую употребляет крестьянин. Следует расшифровывать разные виды следов, за­ключенных в письме. След, в видении Деррида, не символ, отсылающий к при­роде – он самостоятелен. Вся система языка – это система «следов», т.е. вто­ричных символов, в свою История структурализма и постструктурализма очередь опосредованных конвенциональными схемами конъюнктурных кодов читателя. Язык, письмо - социальные университеты, зави­сящие от языковых стереотипов собственного времени.

Главной программкой дерридианской грамматологии становится борьба с центризмом, которая облекается в форму деконструкции.Деконструкция, в дерридианском прочтении - не способ, не операция и не анализ, это негативная позиция, не претендующая на какие-либо История структурализма и постструктурализма результаты, какую-либо оригиналь­ную метафизику. Она снимает запреты, порожденные жесткостью традицион­ной культуры и философии, завлекает внимание к тем областям метафизики, которые ранее числились маловажными, маргинальными, периферийными и делает строй леса для грядущего метафизики и гуманитарных наук, стимулируя чисто гуманитарные поиски и изобретения. Деконструкция, по Деррида, – познавательный История структурализма и постструктурализма императив, она подвергает критике не только лишь внут­реннее строение философем, да и их наружное воплощение – экономические, политические, педагогические и другие структуры. В конечном счете, деконст­рукция есть демистификация власти.

Одним из зачинателей постструктурализма являетсяЖиль Делез (1925-1996 гг.) - французский философ, культуролог, методолог, создатель программных работ: «Различие и повтор», «Ризома История структурализма и постструктурализма», «Логика смысла», «Капитализм и шизофрения: Анти-Эдип» (в соавторстве с психотерапевтом Феликсом Гваттари). Свою концепцию обозначает как трансцендентальный эмпиризм. Главная мысль трансцендентального эмпиризма – апология плю­ральности мира, критика бинаризма структурализма и утверждение принципа аморфного хаоса. Центральное понятие концепции Делеза – «ризома». Ри­зома – непонятное травяное корневище - определяется Делезом как знак История структурализма и постструктурализма нового типа культуры. Противоположностью ризомы является у Делеза иерар­хически организованное дерево – знак «бинарной» системы мира. Делез сле­дующим образом артикулирует главные принципы ризомы:

- принцип связи, гетерогенности, согласно которому неважно какая точка ризомы может и должна быть связана с хоть какой другой ее точкой;

- принцип множественности, утверждающий отсутствие единства как История структурализма и постструктурализма стержня;

- принцип «незначащего разрыва», из которого следует, что в противопо­ложность очень весомым разрезам, разделяющим, расщепляющим струк­туры, ризома может быть оборвана, разбита, но она вновь увеличивает свои либо другие полосы;

- принцип незавершенности, определяющий логику ризомы как логику карты, которая открыта, доступна по всем фронтам, как следует История структурализма и постструктурализма, ее можно разобрать, поменять, поправить, порвать, перевернуть, тогда как ло­гика дерева – логика кальки и проигрывания.

Делез определяет теорию симулякра. Термин «симулякр» ввел в фило­софский дискурс Платон, у которого симулякр значит неправильное подражание эйдосу, подделку. Делез считает, что отказ от симулякров пагубен, по­скольку такой ведет к нивелированию различий, унификации История структурализма и постструктурализма. Опровергнуть платонизм, в видении Делеза, означает отторгнуть примат оригинала над копией, восславить королевство симулякров и отражений. У Делеза под симулякром пони­мается не обычная имитация, но действие, в силу которого опровергается сама мысль эталона.

Вариантом деконструкции в концепции Делеза является методология ши­зоанализа. Ученый рассматривает желание как внутренний История структурализма и постструктурализма движок общест­венного развития, пронизывающий соц тело сексуальностью и любо­вью. Общество, согласно Делезу, есть желающая машина. Шизофрения пре­вращается у Делеза в социально-политическое понятие. Таким макаром, свой­ства существования отдельного организма переносятся Делезом на обществен­ный коллектив, на социум. Безотчетное преобразуется в «коллективное бессознательное» - причину всех История структурализма и постструктурализма конфигураций в обществе. В его видении, бес­сознательное может выступать в 2-ух вариантах – параноическом и шизофре­ническом. В первом случае оно порождает тотальности, во 2-м – свободу. Так как человек – желающая машина, то подлинно свободным индивидумом может быть только лишенный ответственности, стопроцентно погруженный в глу­бины тела шизо-деконструированный субъект. Шизофрения как История структурализма и постструктурализма высшая форма безумия квалифицируется Делезом как главное освободительное начало для личности и основная революционная сила для общества.

Хорошей формой социальной организации Делез считает сингуляр­ность – единичность. Сингулярности образуют «роевые» общества и проти­востоят совокупностям – агрегатам, управляемым по авторитарным иерархиче­ским законам.

Один из создателей постструктуралистской парадигмы являетсяЖан-Франсуа Лиотар (1924-1998 гг История структурализма и постструктурализма.) - французский философ, методолог. Методологические работы: «Дискурсы фигуры», «Либидиальная экономика», «Ситуация постмодерна».

Лиотар выступает с критикой философии модерна. Он считает, что сущность проекта модерна состояла в том, чтоб все «маленькие повествования» либо «акты дискурса» подвести под власть 1-го единственного повествования, ве­дущего к однородности, понимаемой как христианство, социализм, эмансипа­ция История структурализма и постструктурализма. Постмодернистский удел, в репрезентации Лиотара, это недоверие к мета­рассказам, метаистории, метадискурсу, которые организуют буржуазное обще­ство и служат для него средствами самоопределения. В противовес монизму модерна Лиотар выдвигает идею плюралистического осознания действитель­ности. Ни одно повествование не должно претендовать на господство, считает Лиотар, в неприятном случае История структурализма и постструктурализма наступит очередной Освенцим. В центре его кон­цепции – понятие множественности и неодолимой плюральности, неприем­лемости всех правил и принципов. Множественность реализуется в концеп­ции нарратива – повествовательной формы выражений. Важный метод культивирования множественности - экспансия нарратива, т.е. художествен­ного метода мышления на все сферы культуры, требование дизайна лю­бого История структурализма и постструктурализма научного текста как беллетризированного рассказа. Нарративная форма выступает в концепции Лиотара как база языковых игр, где нет тотально­стей, только условно принимаемые правила игры.

В числе создателей постструктуралистской парадигмы Юлия Кристева (1941 г.) – французский философ, методолог, создатель работ «Семиотика», «Революции поэтического языка», «Полилог», «Истории любви». Кристева познакомила западного читателя с творчеством М История структурализма и постструктурализма.М. Бахтина, ввела в научный оборот Запада бахтинские определения «полифония» и «диалог». Она рассматривает диалог как механизм, действующий снутри языка, а не на внеш­нем фактическом уровне. Кристева развивает идею «полилога» – плюрализации рациональности как следствия кризиса западного разума; и идею «расщеплен­ного субъекта» - изначальной расколотости сознания субъекта История структурализма и постструктурализма. Она вводит в научный оборот понятие «интертекст», призванное обозначить присутствие в тексте других - предыдущих и окружающих культур

В текстовом анализе Кристева различает «фено-текст» и «гено-текст». Фено-текст – это структурированная поверхность текста, исследуемая эмпири­ческими способами структурной лингвистики. Гено-текст – это глубинная структура текста, не структурированная и не-структурирующаяся, где и История структурализма и постструктурализма проис­ходит создание значения.


istoriya-sredstv-obrabotki-informacii.html
istoriya-stanovleniya-bibliotek-covremennoe-sostoyanie-zadachi-soderzhanie-deyatelnosti-doklad.html
istoriya-stanovleniya-ekrannih-sredstv-virazitelnosti-programma-kursa-professionalnaya-studiya.html